Жизнь, в которой не было места лжи

1964 год. Весна. В Нарынкол приехал уроженец этого аула писатель Бердибек Сокпакбаев. Он был не один, привел с собой степенного незнакомца среднего роста.

Егемен Қазақстан
25.09.2017 12351

Выступая во время встречи в клубе, писатель признался, что рад увидеться с земляками. И тут же зачитал фрагмент главы «Тепең-тепең» из своей книги «Балалық шаққа саяхат», повествующей об их жизни в 30-ые годы.

«Привезенные мною из города экземпляры книги «Менің атым Қожа» разобрали родственники. А когда утром пошел в местный «Культмаг», заведующий складом заявил, что мои произведения, вышедшие на казахском и русском языках, реализованы все до единого. Зато там оказался посвященный детям сборник «Жаңғалақтар» молодого таланта Кадыра Мырзалиева. Автор сейчас здесь, рядом со мной. Я закупил эти книги и принес вам в подарок. Возьмите у автора автограф. Это будет знаком уважения к гостю», - рассказал он.

Незнакомцем, находившимся рядом с Бердибеком аға, оказался поэт Кадыр. Откуда было знать нам, тогдашним пятиклассникам, что вскоре он станет одним из ярчайших представителей казахской поэзии...

...Это событие ожило в памяти нынешним летом, когда я находился в Нарынколе. Оказывается, ничего не забылось, до сих пор все перед глазами, хотя с того времени минуло 35 лет. А ведь позднее были еще встречи с писателем, и в пору студенчества в Алматы, и во время работы в газетах и журналах... Но, к сожалению, все они уже не производили того впечатления, что было тогда. Почему?

В поисках ответа на этот вопрос я долго бродил по улицам Нарынкола под шелест тополиной листвы. Вот бывшее здание средней школы, где учился будущий писатель. А в этом доме, ныне обращенном в склад, Бердибек аға проживал с семьей на квартире после окончания КазПИ. На этом бугре до того, как обрушились стены, стоял тот самый клуб, где писатель встречался с земляками.

Знают ли об этом нынешние жители аула? Как выяснилось, имя и фамилия писателя им известны. Но когда спрашиваешь их о жизни и о том, что связывало его с родной землей, лишь покачивают головой в ответ. Впрочем, винить их в этом нельзя. Поскольку и сами мы, пусть и хорошо зная произведения писателя, мало информированы об его окружении. Так кто же заполнит эту пустоту, если не мы. Поэтому мы и решили встретиться и побеседовать с супругой Бердибека аға Сокпакбаева, родившей писателю дочь Самал, заслуженным работником Республики Казахстан Башен апа Баймуратовой.

«Сама я из Восточного Казахстана, дорогой. Родилась в населенном пункте Байжан Уланского района. Отец мой разносил почту. Рано ушел из жизни. Мать мыла полы в конторе. В 1941 году, когда началась война, я училась в 6 классе. Спустя два года школа закрылась, и мы все пошли трудиться чернорабочими. Я была наборщицей в районной типографии. Наконец, в 1945 году пришла радостная весть о победе, и с фронта возвратилась Шагила апа Кусанова, приходившаяся нам родней. Впоследствии она стала доктором наук, долгие годы преподавала в КазГУ. Перед отъездом в Алматы она вступила в конфликт с местным руководством, заявив: «Сельские дети должны учиться. Разве это не насилие – заставлять их выполнять грязную работу?» И объявила о своем решении забрать с собой четырех девочек. Одной из них была я. В дорогу мать сшила мне пальто из одеяла. В то время было мучительно тяжело добираться из Усть-Каменогорска в Алматы. Но вскоре все трудности остались позади. И мы, сдав экзамены, стали учиться в женском педагогическом училище имени Маншук Маметовой».

«Бердибек в то время учился в КазПИ. Руководство института целыми группами направляло их к нам на практику. Особым усердием выделялись Серик Кирабаев, Турсынбек Жабаев, Мукаш Сарсекеев и Бердибек Сокпакбаев. Со студентами 2-3 курсов КазПИ мы, девушки из училища, познакомились и начали общаться не только благодаря практике, но и организовывая различные развлекательные вечера, мероприятия и участвуя в них. Все они были искренними, трудолюбивыми и талантливыми джигитами».

«Мы знали, что эти ребята наряду с учебой занимались творчеством. Они читали в литературном кружке собственные стихотворения, выносили свои рассказы на обсуждение, приглашали на встречи находившихся в Алматы поэтов и писателей, устраивали различные диспуты. На таких вечерах профессор Кажым Жумалиев рассказывал об опубликованных то в «Қазақ әдебиеті», то в «Лениншіл жас» или «Қазақстан пионері» рецензиях, стихотворениях, статьях студентов Серика Кирабаева, Мынбая Рашева, Мукаша Сарсекеева, поощряя тем самым своих учеников. Точно так же однажды в «Социалистік Қазақстан» вышла критическая статья Бердибека Сокпакбаева, вызвавшая общественный резонанс. Опубликованный под рубрикой «Редакцияға хат» материал назывался «Ұры біреу, ұрлық нешеу?». В нем Бердибек описал случай, как переведенные им стихотворения С Михалкова студент Кабыл Боранбаев, слегка изменив, опубликовал в одном из изданий, и задался вопросом, чьим же трудом теперь будут считать этот перевод читатели. Именно такой полнокровной, целеустремленной и ориентированной на профессию была в то время жизнь студентов КазПИ, в том числе факультета языка и литературы. Мы очень уважали их за такие качества и безоговорочно доверяли всему, что они говорили. И когда Бердибек на праздник 8 марта признался мне в своих чувствах, я оценила по достоинству его порыв. Таким образом, в 1948 году, когда он окончил институт, а я - педучилище, мы, взявшись за руки, направились в Нарынкол».

«В первые шесть лет мы дважды выезжали в Нарынкол и дважды возвращались в Алматы. В первый раз, в 1948-1950 годах, мы жили в селе Костобе данного района. Тогда прошло всего три-четыре года после окончания войны, и люди еще не успели прийти в себя. По этой причине и народ, и земля были истощены. С надеждой на то, что со временем все наладится, мы, супружеская пара, стали поочередно вести уроки в начальной школе. Но окружающая действительность, бытовые условия оказались непростыми. К тому же ушел из жизни наш родившийся здесь сын Куаныш, и нам пришлось вовсе тяжело. В 1949 году мы услышали, что стихотворения Бердибека опубликованы в коллективном сборнике «Жастар даусы». А в следующем году ожидался выход отдельной книги «Бұлақ». И мы в 1950 году вернулись в Алматы. К сожалению, и здесь обстоятельства складывались не самым удачным образом. Квартиры не было. Топливо и вода стоили неимоверно дорого. Получаемая же нами зарплата оказалась несоизмеримо маленькой. В 1951 году нам пришлось снова возвратиться к сельской жизни в Нарынколе. На этот раз мы устроились в среднюю школу в районном центре. К тому же нас взяли под свою опеку семьи аксакалов Шарипа Жусанбаева и Рамазана Жауынбаева, доводившихся родней Бердибеку. Сельчане ведь люди широкой души. Рамазан ата предложил нам пожить в своем отремонтированном старом доме, расположенном в его же дворе. А Шарип ата делился с нами всем, что они сами ели и пили. При такой поддержке и получаемая в школе зарплата пошла нам впрок, и мы, наконец, начали жить вровень с другими людьми».

«Гость пришел к нам домой в назначенный день. Это был одетый по-городскому, доброжелательный и вежливый мужчина. С первого же взгляда незнакомец производил впечатление многое повидавшего, высококультурного и рассудительного человека. Признаться, мне даже не верилось, что он будет работать в нашем селе. Когда пили чай и позже, во время долгой беседы, Бекең (сокращенная уважительная форма имени Бердибек – ред.) все время почтительно обращался к нему «Аға!», не называя по имени. Назавтра они целый день неотрывно готовили поурочные планы.

Через два месяца учителя в школе стали говорить о том, что того человека отозвали обратно в Алматы. Как-то вечером спустя время Бекең вдруг заговорил о нем: «А ты знаешь, ведь тот человек, который гостил у нас – это знаменитый историк Ермухан Бекмаханов. Его объявили антиобщественным элементом. Нигде не брали на работу, заставили помыкаться. И тогда он вынужден был приехать к нам в такую даль. Однако и здесь ему не дали покоя, заставили возвратиться, заявив, что ему не разрешено проживать в приграничном районе. Что же теперь с ним будет? Непонятно.

После этого и мы не задержались надолго в Нарынколе. Пришлось возвратиться в Алматы из-за напряженных отношений с местной властью. Спустя 51 год эти обстоятельства очень точно, доступным языком описал академик Серик Кирабаев в своей книге воспоминаний «Жастықтың сағынышты күндері».

«В Алматы мы приехали ближе к лету вдвоем с дочерью Самал. Бекең еще до этого устроился на работу в «Казахфильм» и жил в доме своего друга ученого Серика Кирабаева. После того как наша семья объединилась, договорившись с комендантом общежития КазПИ, мы провели там месяц-другой и к осени сняли квартиру в Малой станице у женщины по имени Никамал. Как выяснилось, этот дом был частью жилища, в котором с царских времен проживал отец прославленной певицы Сары Жиенкуловой. Оттуда я ходила на работу в сельскую школу на окраине города. Так уж сложилось, что только там нашлась работа для меня.

Бекең в то время вошел в число известных в стране литераторов. Известность в народе он получил благодаря тому, что в то время все – и стар, и млад с огромным увлечением читали книги, газеты и журналы. И поэтому хорошо знали автора вышедших в течение пяти-шести лет коллективного сборника «Жастар даусы» и книг «Бұлақ», «Алыстағы ауылда», «Он алты жасар чемпион», «Бақыт жолы».

Однажды Бекең пришел домой в приподнятом настроении. «Иду я через парк, - говорит он торопливо. – И вдруг встретил Ермухана аға. Бекмаханова! Мы оба очень обрадовались нашей встрече. Он возвратился из ссылки в Сибири. На работу никуда не взяли. Об этом он написал в письме наверх. Ему ответили, что нужно подождать, а потом его примут и побеседуют. Я заметил, что он испытывает одиночество, и пригласил погостить на родной земле. Ученый согласился».

Помню, тогда они поехали в Нарынкол и пробыли там около десяти дней. Когда они прибыли в Кеген и находились в Каркаре, позвонили по телефону из обкома. Оказалось, Ермухана аға искали в связи с тем самым его письмом. «Бекмаханова примет первый секретарь Центрального Комитета товарищ Пономаренко. Утром ему надлежит быть в Алматы». Получив такое указание, в районе сразу же засуетились. И после обеда их усадили в грузовую машину и к утру доставили в город.

Это было в 1954 году. Спустя два года Бекең должен был учиться на высших курсах литераторов в Москве, и мы всей семьей переехали туда. В тот период Ермухан аға пару раз заходил к нам в дом на Тверском бульваре, где мы проживали, спрашивал, как обстоят у нас дела. Как я поняла из того, что сказал Бекең, после репрессий ученого не восстановили в партии, и ученую степень ему также не вернули. И теперь он находился в Москве, был в поисках. После этого связь с именитым историком прервалась. В 1966 году, когда он умер, мы вместе со многими другими людьми пришли проститься с ним, проводили в последний путь».

«…Нам выделили квартиру на окраине города, в районе СМУ-15. Нашей радости не было предела. Вот здесь, в доме по адресу «Журавский, 13» приехавший после учебы из Москвы Бекең закончил и передал в издательство свое новое произведение. Когда книга под названием «Өзім туралы повесть» попала в руки читателей, разразился скандал. Дело в том, что до этого в нашей детской литературе юные персонажи были все сплошь дисциплинированными, воспитанными, послушными, а также активистами. Такие же явления, как озорство, лень, слабая успеваемость, в то время нечасто отражались в рассказах и повестях. Писатель Бердибек Сокпакбаев своим маленьким героем по имени Кожа разрушил этот схематизм. Поэтому многие педагоги косо смотрели в его сторону, а критики высказывали резкие мнения.

В казахской литературной среде еще не стих поднявшийся по поводу его книги переполох, а Бекең уже настроился выпустить ее на русском языке под названием «Меня зовут Кожа» («Менің атым Қожа»). К сожалению, издательство вскоре вернуло ему рукопись. Как выяснилось, рецензент с насмешкой написал: «Если хотите всех детей в школе сделать хулиганами, то побыстрее выпустите эту книгу». Между тем в Москве к этой книге отнеслись совершенно иначе. В 1958 году «Детгиз» с радостью принял ее и издал большим тиражом. На следующий год центр вновь напечатал ее. А затем книга начала выходить в переводе на молдавский, латышский, литовский, украинский, узбекский, белорусский, эстонский языки. В 1963 году «Казахфильм» на основе этого произведения снял кино, в 1967 году получившее главный приз на международном фестивале во французских Каннах. Таким образом, непохожий своим характером ни на кого другого в советской казахской литературе, своевольный и озорной, но в то же время умный, добрый и чистый Кожа, к которому настороженно отнеслись у нас, был доброжелательно, даже с симпатией и радостью воспринят другими народами. И маленький казахский мальчик свободно прошествовал по широким просторам существовавшего в то время Советского Союза и далее проследовал в другие страны мира».

«Он по своей природе был чистым, жизнелюбивым, искренним, светлым человеком. Очень справедливым. Не могу не отметить и его смелость и настойчивость. Это особенно было заметно, когда он вставал на защиту несправедливо обиженных людей. Проявлял нетерпимость к самодовольным людям. Говорил с ними резко и прямолинейно. Наивный, очень доверчивый, он не мог действовать по расчету. Был основательным, бережливым и скромным, очень чистоплотным.

Если говорить о его потомках, сами знаете нашу дочь Самал. Она с детства любила читать книги и рисовать. Проявлялись и способности писать. Мечтала поступить на факультет журналистики КазГУ. Однако у меня было недостаточно возможностей для этого. И она поступила на факультет химии университета. Поначалу ей там не понравилось, приходилось очень трудно. Но ведь у нее есть отцовские трудолюбие и настойчивость. Благодаря старательности и упорству она успешно окончила этот факультет. Тем не менее, впоследствии предпочла писать, работала в русскоязычных изданиях. Занималась переводом, перевела произведения многих литераторов, в том числе своего отца. Лично для меня особенно ценен труд моей дочери по переводу казахских сказок. Пользуясь случаем, хочу сказать, что во второй семье у Бекеңа родились два сына. Один из них умер уже во взрослом возрасте. Их мать Бибигуль много лет работала в городской аптеке №9. Сейчас, наверное, на пенсии.

Если говорить обо мне, с 1957 года работала в педагогическом научно-исследовательском институте имени Ы.Алтынсарина. За те примерно 40 лет, что трудилась там, довелось увидеть и пережить многое. К примеру, чего стоила одна только ситуация с детсадами в Алматы в 60-70-ые годы. Не дай бог повториться такому. В столице республики в то время было 290 дошкольных учреждений, и все они были на русском языке. Разве может быть большее издевательство, чем это? Нашему институту поступило задание от руководившего в то время страной Динмухамеда Кунаева досконально изучить этот вопрос и, опираясь на конкретные факты, подготовить обоснованную справку. Мы вложили в эту работу всю душу. Тщательно отработали вопрос и в намеченный срок передали справку Министру образования. Тот направил ее далее в Правительство. И, таким образом, в 1961 году удалось добиться открытия первого казахского детского сада №16. Затем для наших детей был создан экспериментальный детсад №204. В то время Министром образования был замечательный человек Кенжали Айманов. Для того, чтобы не прервалось начатое нами дело, он поручил мне, ведущему сотруднику педагогического научно-исследовательского института, провести республиканскую конференцию «О положении казахских детских садов». Состоявшееся в 1969 году мероприятие, в котором принял участие и сам министр, оказало заметное влияние на положение дел не только в Алматы, но и в регионах.

… В педагогическом научно-исследовательском институте я защитила кандидатскую диссертацию. Разработала там множество программ, связанных с методическими пособиями и воспитательной работой, в 1997 году вышла на пенсию. Оценив мой труд, мне дали звание отличника просвещения СССР, наградили медалью имени Ы.Алтынсарина».

Затем Башен апай высказалась по следующим вопросам. Как выяснилось, ее беспокоит сложившаяся в последнее время ситуация с произведениями писателя. Прежде всего, речь идет о повторных съемках фильма любителями на основе повести «Менің атым Қожа». «Это неправильно, - говорит она. – Ведь такой фильм был уже снят в 1963 году и вошел в золотой фонд. А кому и зачем нужны следующие киноленты? Думаю, это искромсает классическое произведение Бердибека Сокпакбаева и бросит тень на шедевр кинорежиссера Абдуллы Карсакбаева».

Стоит задуматься и по поводу другой поднятой ею проблемы. На заре независимости страны в апреле 1990 года в журнале «Жұлдыз» была опубликована повесть Бердибека аға под названием «Ергежейлілер еліне саяхат». В предисловии к ней автор сообщил, что данное произведение не удалось опубликовать в этом издании в 1978 году, и лишь теперь появилась возможность представить ее читателям. «Это произведение, вышедшее в «Жұлдыз» 27 лет назад и вызвавшее огромный интерес в стране, так больше нигде и не публиковалось. Оно не вошло ни в одну из его книг, выпущенных к 80- и 90-летним юбилеям. Поэтому сегодня «Ергежейлілер еліне саяхат» оказалась почти забытой. Дело в том, что сотрудники издательств не утруждают себя поисками. Они предпочитают довольствоваться диапозитивом ранее известных, неоднократно вышедших произведений. Найти же новое, свежее творение писателя, набрать его на компьютере, сделать корректорскую читку считают накладным или лишним для себя. Ведь издательства получают прибыль от трудов авторов. Иначе бы не печатали. Но в таком случае почему бы им не освежить и не обогатить свои планы такими вот произведениями литераторов?»

(Перевод представлен в сокращенной форме)
 

Беседовал Жанболат АУПБАЙ

АЛМАТЫ

На фото: педагог Б.Баймуратова; писатель Б.Сокпакбаев. 80-ые годы

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

16.11.2018

Чего мы ожидаем от Года молодежи?

16.11.2018

В Шымкенте состоялся первый Межрегиональный форум Казахстан – Узбекистан

16.11.2018

Нурсултан Назарбаев встретился с народным писателем Абдижамилом Нурпеисовым

16.11.2018

До конца ноября в столице появятся 55 теплых остановок

16.11.2018

Подписан меморандум о сотрудничестве Акмолинской области с Сырдарьинской областью Узбекистана

16.11.2018

Форум ППО - важный шаг модернизации партии

16.11.2018

В Тегеране прошли казахстанско-иранские консульские консультации

16.11.2018

Премьера балетов «Шехеразада» и «Шопениана» пройдет в Астане

15.11.2018

Глава государства встретился с руководящим составом Службы госохраны

15.11.2018

На казахстанско-словацком бизнес-форуме обозначены приоритетные направления укрепления сотрудничества

15.11.2018

Прошла очередная сессия Ассамблеи народа Казахстана Мангистауской области

15.11.2018

Казахстан поддержал резолюцию Совета Безопасности ООН о снятии санкций в отношении Эритреи

15.11.2018

Нурсултан Назарбаев поручил продолжить работу по повышению статуса КазНПУ

15.11.2018

В Туркестане состоялась премьера мюзикла «Махаббат мұнарасы»

15.11.2018

Глава государства встретился с Премьер-Министром Словакии

15.11.2018

В Казахстане прошел первый «Общенародный диктант» на латинице

15.11.2018

Казахстанский контингент участвует в миротворческой миссии ООН в Ливане

15.11.2018

Этнообъединения столицы приглашают молодежь в воскресные школы, клубы и секции

15.11.2018

В Жамбылской области аффилированные компании проверят на законность завышения цен

15.11.2018

Казахстан присоединился к Ашхабадскому соглашению

ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ
КОЛУМНИСТЫ

Жылкыбай ЖАГЫПАРУЛЫ, «Егемен Қазақстан»

Машиностроение – потенциальная опора экономики

  В индустриальных странах одним из важнейших показателей экономики является уровень развития машиностроительной промышленности. Независимый Казахстан, стремясь к достижению амбициозных целей, прилагает большие усилия для развития машиностроения в процессе диверсификации своей экономики.  

Саин Борбасов , доктор политических наук

Сотрудничество с Евросоюзом как источник развития

  Укрепление международного авторитета Казахстана неразрывно связано с улучшением взаимоотношений с государствами, объединившимися в Евросоюз (ЕС). На этот внешнеполитический вектор ориентирована программа «Путь в Европу», инициированная Главой государства.  

Корганбек АМАНЖОЛ, «Егемен Қазақстан»

Казахскую элиту уничтожали намеренно

  В истории человечества, наверное, нечасто выпадали столь великие и в то же время жесточайшие столетия, подобные двадцатому веку. Выдающийся ученый-демограф Макаш Татимов неоднократно заявлял о том, что в тот трагический период истории ни один народ не понес такие огромные потери, как казахи. Причем снизилось не только количество населения, но и его качество. Особенно трагичными для интеллекта нации, духовной элиты казахов оказались гонения и расправы 1937-38 годов.  

Думан АНАШ, «Егемен Қазақстан»

Отходы или богатство?

  Несколько лет назад довелось пообщаться с проживающим в японском городе Сендай известным казахским ученым Нурбосыном Жанпеисовым при посещении им Алматы. Как выяснилось, профессор университета Тохоку, специалист в области суперкомпьютеров приехал на родину после долгого отсутствия. Как раз накануне в стране Восходящего солнца случилось разрушительное землетрясение, следом с океана пришло цунами, произошла авария на атомной электростанции Фукусима. Несмотря на испытания, выпавшие на долю островного государства, японский народ стойко перенес трудности, дружно и вполне успешно принялся устранять последствия аварии. Наш собеседник увлеченно рассказывал обо всем этом, а также о других японских ценностях, а мы с интересом слушали его.  

Дархан ОМИРБЕК, «Егемен Қазақстан»

Проблема женитьбы требует нового подхода

  В Казахстане сокращается количество браков, зато растет число разводов, повышается средний возраст вступления в брак. Так, согласно данным информационной системы «Регистрационный пункт ЗАГС», в 2013 году было зарегистрировано 167 411 и расторгнуто 51 305 браков.  

КОММЕНТАРИИ(0)

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ