07 Марта, 2018

Великая степь и национальная ономастика

1787 разпоказано

 

Восстановление древних названий местностей и водных источников родной земли, сохранение памяти о выдающихся личностях самым непосредственным образом связаны с обновлением национального сознания. В этом плане достаточно характерен следующий пример. Присвоение Указом Главы государства имени выдающегося поэта, композитора и певца Биржан сала Енбекшильдерскому району Акмолинской области ощутимо повысило статус этой территории и самоуважение населения.

 

Традиционные исторические наименования местностей и водных источников – это духовная история народа и его национальное самосознание, философское мировоззрение, взгляд на красоту. И, несомненно, обновление и восстановление укоренившихся в нашем сознании исконных названий будут способствовать подъему патриотического, национального духа, а значит, укреплению нашей Независимости, самобытности и государственности.

Нам по-особенному дороги такие топонимы Сарыаарки, еще с эпохи гуннов заключающие в себе сокровенные тайны и отпечаток глубокой старины, как Талас, Тарты, Буланты, Моншакты, Силети, Оленти, Шидерти, Кодан, Мыржык, Багылан, Тентек и другие. В китайской летописи гора Гун означала гору Алтай. В Главной книге нашей национальной культуры – книге Коркыт ата упоминаются такие названия, как Арка, Алатау, гора Казылык.

Достаточно тюркских топонимов и на просторах Евразии. К примеру, в материалах Ахмета Дуйсенбаева «Топонимы Евразии» («Егемен Қазақстан», 26 февраля 2014 года) и «Тюркские топонимы» («Қазақ әдебиеті», 13 января 2012 года, №2) приводятся такие явно тюркские наименования местностей и водных источников, как Айдар (Украина), Айм (РФ), Алтынай (РФ), Батагай (РФ), Кайнар (Молдова), Карасу (Иран), Коктебел – Көк төбе (Крым), Яссы – Ыссы (Румыния), Кизляр – қыздар (Дагестан), Култук – Қолтық (РФ), Карталы – Қара талды (РФ).

В Жылыойском районе Атырауской области есть местность Ақкиізтоғай (ақ - белая, киіз - кошма, тоғай - лес – ред.). Оказывается, данное название имеет следующее значение. На этом месте самый почитаемый среди местного населения Кожаназар баба (дед выдающегося писателя Абиша Кекильбаева) встретил хана Айшука, расстелив перед ним белую кошму.

Близ Астаны на Великом Шелковом пути находится средневековое городище Бозок. Оно также является свидетелем древней казахской цивилизации.

В Казахстане множество наполненных прекрасным смыслом наименований местностей и водных источников, которые, без преувеличения, способны обогатить внутренний мир, расширить воображение. Среди них стоит отметить Домбыралы, Коркем, Карлыгаш, Огызбалык, Айгыр ушкан, Ку­ле­геш (название скалы в Каркаралы, которое семикратным эхо повторяет произнесенное слово) и т.д.

В Акмолинской области есть населенные пункты, которые называют словами с размытым смыслом «Ей», «Түнтүйгір». Возле села Пресновка Жамбылского района Северо-Казахстанской области расположено озеро Пресное. Как выяснилось, его древнее название не знал даже 88-летний аксакал, это было еще в 2012 году. Вот оно, плачевное последствие колонизации. Было бы резонно одним постановлением убрать искусственные наименования населенных пунктов, местностей и водных источников, появившиеся в результате колониальной политики.

В Щучинском районе Акмолинской области есть «село Новый Қарабауыр», где проживают 60 семей казахов. Это и выглядит несуразно, и впечатление создает тягостное. Возвратить древние названия можно было бы и таким населенным пунктам, как Дмитриевка и Николаевка: первому – Ұрымқай, второму – Аршалы. Тем более что здесь протекает река Аршалы.

Один из наиболее сложных вопросов в ономастике - присвоение имен людей населенным пунктам, школам, улицам, аэропортам и т.д. В понимании народа личностную ценность деятеля в конечном счете определяют не богатства, статус или звания, а его благие деяния, заложенные им добрые традиции и школа, значимость деятельности в историческом контексте. Скажем, в Японии в этом плане обращают особое внимание на роль той или иной личности лишь спустя столетие. У нас же иногда дело доходит до неприличия и невоспитанности, когда, едва успев предать земле тело покойного, тут же принимаются хлопотать об увековечении его имени независимо от того, истинными или мнимыми заслугами тот обладал. А где же исторический подход и выбор, обсуждение, как с этим быть? Очень непростой вопрос. Казалось бы, вплоть до сегодняшнего дня не оказывалось никаких почестей жырау Марабаю, о котором Абай уважительно отзывался как о непревзойденном поэте и который с удивительной художественной проникновенностью и глубиной воспел Кобланды и Ер Таргына. Но ведь это вовсе не означает, что поэт предан забвению.

В труде историка А.И.Левшина «Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких, орд и степей» (СПб, 1832) написано, что дорога по направлению Кызылжар – Кокшетау – Акмола, протянувшаяся далее в сторону Улытау и Туркестана, называется дорогой Хана Абылая. Опираясь на подобные исторические свидетельства и другие доступные данные, можно пробудить историческую память.

Кроме того, наш долг – присвоить школам, улицам имена и установить памятники таким личностям, как героическая младшая сестра Хана Кене Бопай ханум, государственный деятель Абилкайыр Досов, деятели Алаш Смагул Садвакасов и Шарапи Альжанов, автор песни «Жас қазақ» Рамазан Елебаев, талантливый критик Айкын Нуркатов. Потому что, как сказал Махатма Ганди, «вечные истины, несмотря на то, что они вечные, нуждаются в постоянном напоминании и утверждении».

 

Серик НЕГИМОВ,

доктор филологических наук, профессор

Баннер
Последние новости

Аскар Мамин встретился с Дмитрием Медведевым

Правительство • 23 Августа, 2019

В Арыси восстановили 7073 дома

Регионы • 22 Августа, 2019

Похожие новости